СМИ о фильме


  Солженицына экранизируют

"Судьба современных русских книг : если и выныривают, то ущипанные. Так недавно было с булгаковским "Мастером", - перья потом доплывали. Так и с этим моим романом", - писал Александр Солженицын в предисловии к роману "В круге первом". Такая вот удивительная перекличка. В том числе – и на канале "Россия". Потому что вслед за "Мастером" грядет экранизация и знаменитого солженицынского романа.

Это тоже ад, но только его лучший и высший круг - первый. "Шарашка" - это почти как рай для тех, кто прошел все остальные круги ГУЛАГа, кто проехал до Совгавани и обратно через всю страну в телячьем вагоне. Стране нужна атомная бомба, секретная техника, спецсвязь. Ученых и инженеров выдергивают из лагерей и пересылок и направляют в "марфинские шарашки". Здесь можно работать, здесь не бьют надзиратели, здесь есть хлеб на столах, здесь 40 граммов сливочного масла и возможность досрочного освобождения. Надо всего лишь изобрести вождю к 1 мая телефон для секретных переговоров или определить по магнитофонной записи, кто предупредил американское посольство о похищении атомной бомбы.

Проблема выбора стоит в любом обществе, не только в тоталитарном. Отказаться от видимого благополучия ради того, чтобы жить, а может, и умереть достойно. Самоубийственный звонок вполне успешного дипломата Володина или решение математика Нержина снова пройти все круги лагерного ада.

Это первая экранизация Солженицына такого масштаба - 12 серий. Александр Исаевич сам писал сценарий. Судьба главного героя Глеба Нержина во многом повторяет судьбу автора. В 45-м его арестовала фронтовая контрразведка за критические замечания о Сталине. Приговор - 8 лет лагерей. В 47-м - марфинская "шарашка", в 50-м - опять лагеря.

"Как раз тут кроется тайна феномена не только Нержина, но и феномена под названием "Александр Исаевич Солженицын", именно там, когда он принимает решение отказаться от лестного и выгодного для него предложения, понимая, что за это его отправят в лагерь. Это был первый шаг его большого пути", - говорит режиссер картины Глеб Панфилов.

"Ведь кто знал, что вот возьмет Александр Исаевич против всех, против государства, против всего государства, и победит в этой борьбе? Фантастика! – считает актер Евгений Миронов. - Это из области какой-то сказки. Но, тем не менее, это же случилось, значит, возможно".

В этом фильме мы услышим самого Солженицына. Режиссер настоял. Такой текст мог прочесть только автор. "Надо сказать, что мне не сразу удалось убедить Александра Исаевича, сначала он наотрез отказался. Сказал, что голос его не тот, что он уже не молод, вот если бы лет пять назад, - рассказывает режиссер. - А я вот просто видел и слышал его голос".

Сцена свидания - едва ли не самая пронзительная в сериале. Инна Чурикова играет жену заключенного Герасимовича. На воле был еще один круг ГУЛАГа - без колючей проволоки, но не менее ужасный. Для жен.

И сценарист, и режиссер долго обсуждали, как показывать Сталина. Насколько сейчас будут правдиво смотреться образы исторических деятелей?

"Роман писался в 57-м году, за пять лет до этого Александр Исаевич вышел из лагеря, у него все кипело, - объясняет Глеб Панфилов. - И он не мог Смолосидова и Осколупова написать без перца и соли и гротеска. Для меня сегодня казалось принципиальным избавиться от этого гротеска".

Сцены со Сталиным снимали на даче вождя на Валдае. Там сохранилась та же обстановка, что и при жизни отца народов. Правда, Сталин на этой даче был только один раз.

"Нам рассказали такую подробность. Он приехал, а туда ведет только одна дорога. Посмотрел и сказал: мышеловка. И уехал, - рассказывает актер Игорь Кваша. - Очень характерная черта - его страх".

Игорю Кваше уже приходилось играть Сталина. Профиль - как с медали "За Победу". Но эта роль - особенная, ведь самые первые главы запретного романа Кваша получил лично из рук Солженицына. Это произошло в конце 60-х, когда театр "Современник" был на гастролях в Ленинграде.

"Он шел в рваной куртке, с какой-то растрепанной бородой, обросший, тогда он ведь еще не носил бороду, - вспоминает артист. – Говорит, я вам кое-что принес. Мы зашли к Олегу Ефремову в номер, и он достал рукопись. Он очень четко говорил, кому давать, а кому не давать читать".

В 74-м роман впервые попадает в руки режиссера Глеба Панфилова. Солженицын уже выслан из СССР, и за прочтение книги автор "Начала" и "В огне брода нет" мог навсегда забыть о карьере в кинематографе.

"Меня роман потряс совершенно - содержанием, людьми, которые там описаны. И я для себя решил, что только лет через 300 другие поколения будут ставить фильм по этому роману у нас в России", - признается режиссер.

 

Александр Рогаткин ("Вести недели", 11 декабря 2005 года)


О фильме
Создатели фильма
Съемочная группа
Актеры
Галерея
Видео
СМИ о фильме
Интервью
Автор и его книга
Форум



© Государственный интернет-канал "Россия" 2005. Cвидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №77-4929 от 4 декабря 2001 года. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.
Rambler's Top100